Абсолютная тщетность запрета криптовалют
04.03.2021 • Просмотров:

Абсолютная тщетность запрета криптовалют

By Decimal

Некоторым правительствам не дает покоя бурный рост принятия мировым сообществом криптовалют. Человечество увидело в них альтернативный способ сберечь свои накопления и защитить свою финансовую свободу. А вот правительства в этом видят угрозу.

Попытки обуздать крипту

В последние несколько недель министром финансов США Джанет Йеллен была поднята волна тревоги относительно (как она считает) растущего «злоупотребления» криптовалютами, которые, по ее утверждению, применяться исключительно «для незаконного финансирования» сомнительными группами.

Когда проходило слушание в отношении заявления Йеллен, она высказала некоторые зловещие намерения, заявив, что им необходимо принять экстренные меры по разработке противодействия использованию крипты и ее ограничению. Эти меры должны быть направлены на то, чтобы регулятор был уверен в том, что они не используются для отмывания средств.

Еще в декабре бывший исполняющий обязанности финансового контролера Брайан П. Брукс предупредил потребителей, что до истечения срока полномочий бывшего президента Дональда Трампа следует ожидать принятия большего количества правил крипто-индустрии.

Эти правила так и не были реализованы, но интерес Йеллен к сокращению количества криптовалют доказывает, что интерес правительства к прежде нерегулируемой денежной системе не исчез со сменой президентской администрации. В других странах мира недавно были введены полные и частичные ограничения на использование Биткойнов и криптовалют.

Президент Европейского центрального банка (ЕЦБ) Кристин Лагард тоже не осталась в стороне, заявив, что Биткойн ведет «забавные дела и интересную, и совершенно предосудительную деятельность по отмыванию денег».

ЕЦБ прям таки потребовал от законодателей ЕС срочного создания правовых норм для криптовалют, вплоть до их запрета. Это в частности касается стейблкоинов. ЕЦБ считает, что им необходимы полномочия использовать право вето на выпуск и распространение стейблкоинов в зоне евро.

От частичного до полного запрета, и результат не особо радует потенциальных сторонников запрета криптовалют, так как он практически тщетен. Исторические записи подтверждают это неоднократно, и даже практически постоянно.

Баны порождают обходные пути

В июле 2020 года популярное приложение для коротких видео TikTok объявило о приостановке операций в Гонконге, после введения Китаем нового закона о безопасности в городе-государстве. После объявления последовали три безумных дня для гонконгцев, использующих платформу, пока приложение в конечном итоге не было удалено из магазина приложений.

Но умные потребители быстро нашли обходные пути для продолжения использования TikTok. Они использовали виртуальные частные сети (VPN), которые давали гонконгцам иностранные IP-адреса, чтобы «обманом» заставить приложение работать в границах города-государства (почти так же, как люди обходят Великий китайский файрвол). Они также начали использовать SIM-карты не из Гонконга, снова маскируя свою деятельность под другие точки мира.

Такого рода запреты обречены на фиаско

Достаточно посмотреть на провал войны с наркотиками, который очевиден. Но непрекращающийся поток не только наркотиков, но и оружия, сотовых телефонов и других запрещенных предметов в тюрьмы, одновременно свидетельствует как о человеческой изобретательности, так и о государственной некомпетентности.

Интересный момент: удивительным побочным элементом этих историй является периодическое появление кошек. Заключенные, содержащиеся в тюрьме в Бразилии, приучили кошку проносить в учреждение орудия побега. Офицеры сообщили, что кошку видели входящей и выходящей из тюремных ворот, а в канун Нового года в 2012 году, ее поймал охранник с привязанными к ее телу «двумя пилами, двумя сверлами по бетону, наушником, картой памяти, мобильным телефоном, тремя батареями и зарядным устройством для мобильного телефона».

Как ни странно, такое произошло и у нас, в России — кошка, проносившая в тюрьму сотовые телефоны и зарядные устройства. Еще более интересный поворот — это кошка, помогающая заключенным в Шри-Ланке, которая после поимки была отпущена, предположительно под подписку.

Примеров провалов запретов масса

Более похожий на случай с Биткойном — это пример восточногерманской марки и черного рынка, возникшего вокруг валюты в разделенной Германии.

Валюта Восточной Германии, официально известная как Mark der DDR — марка Германской Демократической Республики, могла обмениваться на западногерманские банкноты по курсу 5: 1 по официальным каналам (и до 20: 1 на черном рынке). ГДР строго запретили импорт других валют, опасаясь роста популярности параллельной валюты. Такие усилия были тщетными. Восточные немцы, отчаянно нуждавшиеся в сильной западногерманской марке, нашли способы ее заполучить. К 1979 году до четверти восточных немцев получали деньги от своих друзей и родственников в Западной Германии.

Сама идея о том, что правительство может даже попытаться запретить разработку или использование чего-то столь сложного и эфемерного, как виртуальная одноранговая валюта, вне всякого сомнения провальна. Только в условиях утопия описанного Оруэллом, может быть предпринята такая попытка. И даже в этом случае, вряд ли это удастся.

Войны SOES

Сейчас в значительной степени забытые, «Войны SOES» являются примером циклов превосходства, которые возникают при попытках регулирующих органов пресечь определенные действия.

SOES (Small Order Execution System), была электронной системой торговли акциями, созданной NASDAQ в 1984 году, но которая приобрела особое значение после краха 1987 года. Она была введена в ответ на утверждение о том, что во время серьезного падения цен на акции некоторые биржевые дилеры «отказались» от своих торговых обязательств, которые включают предоставление твердых (не подлежащих обсуждению) котировок даже при падении цен. SOES разрешила одновременное исполнение до 1000 акций данной категории акции у любого дилера на внутреннем рынке (самая высокая или самая низкая цена).

Вскоре после его введения горстка трейдеров обнаружила, что SOES полезен для «отстранения» других трейдеров, не уделяющих пристального внимания своим рынкам, тем самым обеспечивая быстрые, а иногда и прибыльные сделки. Дилеры-получатели пожаловались регулирующим органам, заявив, что SOES была создана для использования в чрезвычайных рыночных условиях, а не для повседневного использования.

В ответ на нормативное требование, согласно которому SOES может использоваться только для заказов розничных клиентов, трейдеры, умеющие использовать SOES (некоторые из которых начали открывать брокерские фирмы, посвященные данной деятельности), запрашивали индивидуальные клиентские счета, договариваясь о разделении с ними прибыли. В ответ на ограничение, согласно которому ордера могут быть ограничены торговлей на одной стороне (покупка или продажа) на отдельные акции в день, трейдеры SOES открыли сотни счетов: покупая на одном, продавая на другом в течение дня, перестраивая сделки перед отправкой их на свои клиринговые фирмы после закрытия рынка.

И когда в 1997 году правила обработки ордеров, казалось, взломали систему SOES, установив максимальный размер автоматического исполнения в 100 акций, это почти ни на что не повлияло. К тому времени торговые фирмы SOES трансформировались в собственные торговые компании, предлагая широкий спектр других собственных электронных торговых систем: SelectNet, ECN, перекрестные сети и даже, в некоторых случаях — Instinet.

Любознательный читатель может захотеть узнать, что почему регуляторы ценных бумаг в какой-то момент просто не запретили Систему исполнения малых ордеров? Трудно сказать, но, скорее всего, потому, что в случае краха рынка или кризиса, оптика отказа от метода быстрого выхода из позиций для розничных трейдеров и брокеров была бы решительно отрицательной.

Распространенным выражением в то время было то, что трейдеры SOES были «бандитами», которые использовали системы, предназначенные для других целей, с целью получения прибыли. Другие считали, что, не соблюдая собственные котировки в периоды рыночного давления, дилеры Nasdaq сами навлекли на себя головную боль SOES. То же самое можно сказать о глобальных организаторах денежно-кредитной и банковской политики в их попытках осудить Биткойн как инструмент преступников.

Можно было бы ожидать, что после запрета криптовалют будет по крайней мере такая же динамика — «око за око». И кто может сказать, что заменит Биткойн, если частичный или полный запрет будет эффективным, даже временно? Кажется вероятным, что новая криптовалюта, решившая несколько небольших проблем, которые есть в конструкции Накамото, быстро восполнит этот пробел.

Вывод

Как гласит мудрая пословица, где есть желание, есть способ. На протяжении всей истории, правительства выявляли возникающие угрозы и стремились устранить их с помощью жестких запретов или правил, настолько строгих, что они фактически сами по себе являются запретами. Но единственное, что гарантируется этими действиями — это, конечно, не искоренение «нежелательного» продукта или поведения. Это человеческая тенденция находить новые и новаторские обходные пути перед лицом препятствий. И далеко не в последнюю очередь — это вмешательство правительства в личную свободу.